Клубъ-Музей-Лекторий
"Традиционные Маски и Фигуры мира"

Академические среды

Симфония № 21, якобы сочинённая украинским композитором 18 века Овсяннико-Куликовским привела в восторг всю музыкальную общественность СССР. На самом деле это была фальшивка.

Одна замечательная в этом роде история, произошедшая в СССР в 1950-е годы:

«Недавно открытое произведение украинского композитора Овсяннико-Куликовского, жившего в 18 веке - Симфония №21 - триумфально шествует по стране, исполняясь лучшими оркестрами, даже Симфонический оркестр Ленинградской филармонии под управлением Евгения Мравинского сделал её запись, дальше только выход на мировой уровень. Многочисленные музыковеды пишут свои труды и восторженные отзывы о вновь открытом гении украинской музыки.

Началось всё немного раньше, но прежде позвольте представить настоящего героя данной статьи - Михаил Эммануилович Гольдштейн, композитор, скрипач и тот самый человек, "открывший" миру Симфонию №21! И так получилось, что его талант композитора не был востребован в то время, отчасти в этом виновата кампания борьбы с космополитизмом, развернутая в 1947 году, в результате "враги народа" отыскивались везде, по стечению обстоятельств "безродными космополитами" оказывались чаще всего евреи... Вот и Гольдштейн, принося свои произведения, часто слышал: «Вы талантливый человек, но эти сочинения никуда не пойдут, потому что…».

Друзья, утешая посоветовали: «А напиши-ка ты, симфонию в украинском стиле, на украинские народные темы, оркеструй ее под Моцарта или что-нибудь в этом роде, там под конец XVIII — начало XIX века, и утрешь им нос!»

Тогда Миша решился на гениальную аферу, если стране нужны композиторы посконно-народного направления, то они его получат! И принялся за симфонию... Кое-чем помог ему Исаак Дунаевский, его приятель, а именно, подсказал тему своей песни "Ой, цветет калина" для одной из частей будущей симфонии.

Гольдштейн написал музыку, а заодно придумал и биографию для "автора". Им стал Николай Овсяннико-Куликовский, мифический графоман-помещик, весьма просвещенный любитель музыки, некогда подаривший Одесскому оперному театру свой крепостной оркестр (это пожалуй, единственный факт, подтверждающий существование этого "композитора").

Михаил Гольдштейн

Михаил Гольдштейн

Партитура, якобы найденная в архиве оперного театра, была представлена руководителю Одесской филармонии, на вопрос какая это симфония по номеру, Гольдштейн не задумываясь ответил: "Двадцать первая"... и всё завертелось!

Скоро симфонию играли уже в Москве, она стала самым исполняемым произведением 1950-х годов, все музыковеды были в восторге, такой клад! Ранее неизвестный композитор Овсяннико-Куликовский, автор 21 симфонии, назывался чуть ли не "украинским Моцартом", по крайней мере равным венским классикам. Это открытие пришлось как нельзя кстати, ведь тогда была популярна теория русского влияния на развитие западной музыки, а тут такое подтверждение. Одним словом, произведение идеально вписалось в культурную политику того времени.

Гольдштейн и не думал, что никто ничего не поймёт, ведь в партитуре столько "ляпов", многое не могло быть написано в начале 19 века, да ещё и мелодия Дунаевского, принятая за народную, так ведь все ещё и поверили ему на слово, как "первооткрывателю", и даже не спросили оригинал рукописи....

Даже Мравинский не раскусил подлог

Даже Мравинский не раскусил подлог

По настоятельным требованиям музыковеда Валериана Довженко, опубликовавшего об Овсянико-Куликовском статью и намеревавшегося писать книгу, Гольдштейн даже придумал композитору чуть более подробную биографию — в частности, годы жизни (1768—1846). Статья об Овсянико-Куликовском была включена во второе издание Большой советской энциклопедии.

Михаил попробовал признаться во всем, но ему по началу и не поверили, после такой шумихи, после того, как многие музыковеды уже защитили свои диссертации по этой теме, а "Музгиз" выпустил ноты, сложно было признать, что автором классической украинской симфонии классика украинской музыки является какой-то еврейский музыкант из Одессы.

Уже позже в 60-е, дошли до истины и ... до обыска и очной ставки с одесским валторнистом, переписывавшим когда-то ноты симфонии, которая наконец-то всё разрешила, Гольдштейн доказал свое авторство, а следствие зашло в тупик в виду дикости данной ситуации.

И Овсяннико-Куликовского благополучно забыли, статьи из БСЭ убрали, музыка из репертуара тоже исчезла, фирма Мелодия уничтожала пластинки... как-будто ничего и не было. И как изменились оценки произведения - от восторга до полного уничижения.

М. Гольдштейн в воспоминаниях пишет: «Одно время эту симфонию считали гениальным произведением, подлинной сокровищницей классики, высоким образцом симфонизма. Но когда выяснилось, что Овсянико-Куликовский ее вовсе не сочинил, тогда она перестала быть гениальной.»

Интересно, но Гольдштейн является автором ещё нескольких произведений русских классиков: альтового концерта Хандошкина, сонаты для виолончели Бородина, Листка из альбома Глазунова и Экспромта Балакирева.

Источник

Получить консультацию

Получить подробную информацию о деятельности Клуба - Музея - Лектория можно по телефону:

8 985-304-31-48 Татьяна Робертовна

Яндекс.Метрика